В китайском языке слово кризис состоит из двух иероглифов: один означает «опасность», а другой — «возможность». Такой ценностно-смысловой акцент как нельзя лучше отражает ситуацию, в которой оказалась Больница рыбаков на время распространения в Приморье новой коронавирусной инфекции. Администрация ЛПУ, впервые столкнувшаяся с беспрецедентной угрозой всей человеческой популяции, сначала в условиях фактически боевых действий оперативно мобилизовала все силы и ресурсы на борьбу с неизвестным и коварным врагом, а позже аккумулировала полученный опыт для реализации актуальных инициатив и перспективных проектов. Как коллектив прошел острую фазу пандемии COVID-19, в чем заключались главные трудности и какие новые возможности открываются перед лечебным учреждением сегодня, в преддверии Дня медицинского работника в интервью порталу VladMedicina.ru рассказала главный врач ГБУЗ «Краевая клиническая больница №2» Светлана Бениова.
В зоне главного удара инфекции
— Светлана Николаевна, напомните, как все начиналось –почему в качестве ковидного госпиталя выбрали Больницу рыбаков и насколько она оказалась готова к встрече с новой эпидемиологической угрозой?
— Я сама детский инфекционист с достаточно солидным стажем и в своей прошлой жизни до назначения на должность главного врача получила серьезный опыт борьбы с различными вирусными инфекциями. Начиная с середины 80-х годов прошлого века мне приходилось принимать участие в подавлении эпидемических вспышек на уровне края и даже России. Совершенно очевидно и закономерно, что выбор приморского минздрава при определении лечебных учреждений, на базе которых должны быть организованы ковидные госпитали, пал на нашу больницу. ККБ №2 – единственное в Приморье ЛПУ, соответствующее основным требованиям СанПиНа для работы в условиях распространения особо опасных инфекций. Поэтому мы с самого начала знали – как только SARS-CoV-2 дойдет до нашего региона, нам и принимать на себя его главный удар. Так и случилось. И мы были к этому готовы, с 24 января начали проводить все необходимые приготовления, разворачивать коечный фонд и проигрывать возможные сценарии развития событий, включая самые неблагоприятные. Нужно надеяться на лучшее, но всегда быть готовыми к худшему.
— Какие конкретно шаги были предприняты?
— Мы за счет собственных средств закупили маски, халаты, костюмы и перчатки, позже нам периодически помогал минздрав, и я хочу сказать, что за все это время мы ни разу не испытали дефицита в средствах индивидуальной защиты для персонала. Официально первый специализированный госпиталь особо опасных инфекций на 100 коек в соответствии с решением приморского минздрава открылся на базе инфекционного отделения ККБ №2 24 марта. К этому моменту мы реализовали ряд оптимальных в сложившихся обстоятельствах технических решений, в частности, разделили внутренние помещения на три основных блока – приемный покой, провизорное отделение и отделение, где проходят лечение пациенты с уже подтвержденным диагнозом COVID-19, плюс отдельная палата интенсивной терапии.А 17 апреля вышел приказ о разворачивании инфекционного госпиталя в четвертом корпусе, где располагается офтальмологическая служба и отделение челюстно-лицевой хирургии.
— Как проходило его перепрофилирование, какой ценой далось?
— Пожалуй, это событие запечатлеется в моей памяти до конца жизни, оно стало самой сильной и яркой вспышкой в череде воспоминаний об истории нашей борьбы с новой коронавирусной инфекцией. До сих пор не понимаю, как мы все это смогли сделать за столь короткий срок. Ведь там лежало более ста стационарных больных, в том числе тяжелых, после серьезных операций, которых за два (!) выходных дня нужно было без риска для их здоровья и последствий распределить по другим отделениям. И не просто переместить, а собрать все их вещи, лечебно-диагностическую аппаратуру и документацию. Когда губернатор приезжал и оценивал нашу готовность принять пациентов с COVID-19, на этих койках еще два часа назад лежали люди с совсем другими заболеваниями. С субботы до понедельника сотрудники хозяйственной службы жили в этом отделении, делали ночью разводку, подключали аппаратуру, и я никогда этого не забуду, как и не устану благодарить свой коллектив за понимание и самоотверженный труд. Это была война, мы именно так воспринимали ситуацию и готовились к ней соответственно. При этом никто не жаловался, не сказал, что устал, не хочет, заболел, не потребовал дополнительной оплаты. Просто шли и делали. В данной ситуации у нас не было никаких передышек и отсрочек, нам не дали времени на раскачку и подготовку. Вот в таком формате и режиме я столкнулась с этим впервые на своем руководящем посту.
COVID-19, Краевая клиническая больница №2, Больница Рыбаков, коронавирус, Светлана Бениова
Хоть в бой, хоть в разведку
— А что на ваш взгляд было в этих совершенно новых для коллектива обстоятельствах самым сложным и тяжелым?
— Прежде всего пугала неизвестность и непредсказуемое поведение SARS-CoV-2, о котором на тот момент мы еще знали очень мало. Конечно, мы, инфекционисты, имели представление о семействе коронавирусов, но жизнь всегда богаче, и поведение нового штамма невозможно было предугадать и спрогнозировать. За прошедшие три месяца временные клинические рекомендации менялись семь раз! Сегодня информации намного больше, знания и опыт накапливаются, у нас есть понимание характера и облика этой инфекции, мы можем хотя бы в общих чертах предусмотреть дальнейший ход развития событий и действовать адекватно в каких-то конкретных клинических ситуациях. В частности, уже есть эффективные препараты, отработанные методики и схемы лечения. А еще в первое время нашим специалистам пришлось по-настоящему трудно в психологическом плане, они испытали сильнейший стресс. Однажды за одну ночь привезли 40 пациентов, при этом большая часть была тяжелых. Это стало серьезным испытанием для всех нас.
— С какой стороны показал себя персонал, как в целом отреагировал на ситуацию и справился с ней?
— Сегодня я знаю совершенно точно и определенно – мне с этими людьми ничего не страшно, и если воевать, то только с ними, хоть в бой на передовую, хоть в разведку. Когда все без единого звука и возражения встали и пошли к тяжелобольным пациентам со смертельным вирусом – это дорогого стоит. И война всегда требует четкого и оперативного выполнения команд, слаженности и согласованности действий. У нашего коллектива все получилось, мы благополучно закрыли все взятые на себя направления – обсерватор для наблюдения и обследования контактных граждан, изолятор, где находятся пациенты с клиническими проявлениями ОРВИ, но без подтвержденного ковидного диагноза, собственно госпиталь для лечения коронавирусной инфекции. Также у нас практического с первого дня выполняется ПЦР-диагностика, мы начали делать иммуноферментные анализы на антитела, у нас есть поликлиника, где оказывается амбулаторная помощь больным с легкой формой COVID-19, а инфекционные бригады выезжают к людям, находящимся в зоне риска. Мы без преувеличения приняли на себя главный и самый сильный эпидемиологический удар по всем фронтам. И на каждом его участке сотрудники сражались достойно и мужественно.
— А из каких ЛПУ к вам были откомандированы специалисты для усиления, кому из коллег можете сказать спасибо?
— Мы с радостью и удовольствием принимали специалистов из других территорий, которые добровольно вызвались работать в наших ковидных госпиталях. Это доктора и медсестры Кировской, Анучинской, Хорольской центральных районных больниц, Дальнегорской и Лесозаводской ГБ, также приезжали медики из Спасского района, Краевой кинической психиатрической больницы и Владивостокской поликлиники №6. Огромное им всем спасибо и низкий поклон. Многим было сложно – совершенно другой ритм работы, условия, требования, непривычные препараты. Поэтому они тоже получили здесь уникальный полезный опыт, особенно медсестры, которые потоком делали инфузии и инъекции. Нам очень помог минздрав — и средствами индивидуальной защиты, и препаратами, и рекомендациями, я всегда, днем и ночью — на оперативной связи с ведомством.
Из лимона сделать лимонад
— Светлана Николаевна, вы можете поделиться личными наблюдениями относительно особенностей поведения коронавируса – какие пациенты становились его жертвами чаще всего?
— Специфика этой инфекции в том, что она запускает так называемый цитокиновый шторм, который приводит к неконтролируемым и разрушительным последствиям. Мы становились свидетелями, как в острую тяжелую фазу входил пациент без очевидных факторов риска и с благополучным прогнозом. COVID-19 бьет по самым слабым и чувствительным местам в организме человека. К примеру, мы выявили особую уязвимость гематологических больных, и даже специально в штат ковидного госпиталя на месяц вводили нашего блестящего гематолога Владимира Климова, сейчас его сменил Павел Кондратовский. Помощь этих специалистов экстра-класса стала неоценимой, т.к. именно пациенты их профиля оказались наиболее подвержены пагубному воздействию новой коронавирусной инфекции, которая в ряде случаев значительно ухудшает течение основного заболевания. Еще очень порадовал студент 6 курса ТГМУНикита Иванов, который после окончания вуза придет работать в наш гематологический центр. У него настоящее призвание и талант к этой специальности, он великолепно себя проявил и далеко пойдет.
— Повлияла ли пандемия коронавируса на совершенствование форматов оказания стационарной помощи, какой опыт вы получили?
— Опыт мы получили уникальный, и я думаю, еще придет время для его осмысления и тщательного скрупулезного анализа. Но в любом случае уже сейчас мы понимаем, что медучреждение не будет прежним, мы вышли на совершенно иной уровень стационарной помощи. И позитивные преобразования налицо, кризис действительно стал точкой роста и перспективного развития, открыл новые возможности. Как сказал Дейл Карнеги: «Если судьба преподносит тебе лимон, сделай из него лимонад». Мы переформатируем и оптимизируем работу офтальмологической службы, максимально широко развернем амбулаторный этап, упорядочим потоки пациентов, обновим лазерную аппаратуру. Когда пандемия сойдет на нет, и ковидный госпиталь уйдет из четвертого корпуса, мы сделаем там качественный ремонт оперблоков, уже закупаем новые операционные столы и лампы.
Отдельная признательность краевому правительству и главе региона Олегу Николаевичу Кожемяко, благодаря которому мы смогли закупить дополнительное оборудование и функциональные койки для реанимации. Все это будет еще много лет служить верой и правдой в инфекционном отделении. Но вирус никуда не делся, война продолжается. Пока не будет сформирован устойчивый популяционный иммунитет, об окончании активных боевых действий говорить пока рано, мы все еще на передовой.
— Что бы вы хотели пожелать своим сотрудникам и всем представителям этой благородной профессии в День медицинского работника?
— В первую очередь – здоровья и сил, надежды и оптимизма в наше непростое время, любви и понимания, благополучия, процветания и стабильности. Российское здравоохранение и не такое переживало, и я убеждена, что с честью выйдем и из нынешней ситуации. И наш праздник все равно состоится – правда немного в другом варианте, чем предполагалось вначале. Мы традиционно выезжали своим большим дружным коллективом на базу отдыха, в этом году ограничимся локальными поздравлениями, и коллектив готовит какой-то сюрприз, который я жду с предвкушением, нетерпением и искренней благодарностью.
  Материалы с сайта VladMedicina.ru
Chinese (Simplified) ZH-CN English EN Russian RU